Фанские горы. Фаны. Памиро-Алай. Таджикистан
English Version/Английская версия
fany.ru





                                                                                                                                    
     Главная страница >> статьи >> парандас, 2004 г.
                                                                                                                                  
  статьиверсия для печати 

Парандас, 2004 г.

Парандас, 2004 г.

Моему товарищу по связке, Сергею Руничеву.

Бодхона, м.Гуляева 5Б
Бодхона, м.Гуляева 5Б
Стена Парандас
Стена Парандас
На Бодхоне на маршруте Гуляева нас засыпало снегом. Там, говорят, лазают в скальных тапочках!?... Мы не снимали кошки и мечтали о пластиковых ботинках. В конце концов, на ногах у нас оказались полиэтиленовые пакеты, а на руках – запасные носки. Мы были откровенно не готовы! Ведь, планируя поездку, мы собирались в Теплые Фанские Горы, черт побери! По большому счету – лохи, что тут скажешь! Давно не были в Азии, и забыли, что кроме солнца и жары, здесь бывает снег и минус. Десять веревок, которые, матерясь и согревая пальцы во рту, удалось пролезть за первый день, не прибавили оптимизма. С трудом дождавшись утра, насквозь мокрые и дрожащие от холода, мы в ужасе сдюльферяли.
С маршрута Гуляева, слева - 
      Парандас
С маршрута Гуляева,
слева - Парандас

Понятно, что после такого приключения, у нас, на некоторое время, пропало всякое желание вообще куда-либо лезть. А когда оно появилось, мы не случайно выбрали именно Парандас.

Мимо Парандаса невозможно пройти без трепета или, по крайней мере, без легкого волнения. Недаром, его стена считается одной из сложнейших в районе. Вот и мы ходили, поглядывали и примерялись к этому роскошному 600-метровому монолиту. Парандас является лишь бастионом великана Замка, но впечатляет своей крутизной и мощью.

С.Руничев, Д.Вейко
С.Руничев, Д.Вейко
На стену есть два варианта подъема – левый маршрут (Тищенко) и правый (Архипова). Левый проще, на нем много мест для ночевок, но он мокрее и опаснее. Правый сложнее, круче, на нем очень мало полок, но он суше, безопаснее и практически чист от снега, а это то, что нам сейчас надо, с нашей скудной защитой от сырости и холода.

После консультаций с начальником лагеря «Вертикаль» Руфиной Григорьевной окончательно решаемся на маршрут Архипова. Для зачета 6А после прохождения бастиона Парандас, необходимо подняться на вершину Замка. Но мы сразу же отказываемся от этого похода: слишком рискованно с нашей одеждой и обувью, при той погоде, которая установилась в Фанах в этом сезоне. Жаль, но здоровье дороже.

27 июля.

Участок R3-R4
Участок R3-R4
Вышли на обработку. Первые 8 участков простые – 4-5 категория. Все равно решили провешивать, потому что после отрыва нам надо дойти до 15 станции – там единственная лежачая ночевка - времени в обрез. А низ, хоть и простой, но буераки влево–вправо, так что выиграем в расстоянии при спрямлении и, таким образом, сэкономим время. Кроме того, хотелось подержаться за породу, посмотреть, какое пойдет железо, а также затащить часть груза.

Конец обработки R8
Конец обработки R8
Работали шесть часов, и дошли как раз до начала, собственно, шестерки – широкого вертикального внутреннего угла, оканчивающегося двухметровым карнизом. Это первый ключ. По дороге нашли две чужие веревки, вполне пригодные для перил. При спрямлении понадобилось пять, у нас даже лишняя осталась. Прямо на маршруте нам попался какой-то крупный грызун, похожий на шиншиллу. С погодой пока везет.

28 июля.

Через несколько часов, сбрасывая по ходу лишние веревки, дожумарили до конца перил и начали подбираться по длинному внутреннему углу к карнизу. Тактика у нас простая - первый не меняется весь день, лезет, естественно, налегке, на двойной веревке, второй вытаскивает грузы – рюкзак за плечами, баул рядом, на своем же страховочном конце. Во время подъема, второй рывком поднимает баул, в этот момент первый фиксирует страховочную веревку с помощью T-блока. На следующий день меняемся ролями. Лазать, слава богу, умеем оба. Итак, лезу я по внутреннему углу, карниз уже близко, последние метров пятнадцать угол становится вертикальным и гладким, метров за пять до карниза перехожу на ИТО, взгромождаюсь на карниз и решаю передохнуть-осмотреться. Закладываю френду в сухую широкую щель, осторожно нагружаю и начинаю рассматривать дальнейший путь. И тут, один в один, как в кинофильме «Вертикальный предел», раздается хруст, и я вижу, как моя френда едет по щели и за несколько сантиметров до ее края останавливается. (До этого момента я не верил, что хорошо нагруженная френда ни с того, ни с сего, безо всякого рывка, может вот так вдруг, сама по себе поехать и считал, что в фильме это всего лишь кинотрюк).

Перила в нижней части
Перила в нижней части
1-ый карниз R10-R11
1-ый карниз R10-R11
Клянусь, я знаю, как кладутся френды, и эта френда была положена по всем правилам. Думаю, что прокол вышел с несоответствием прочности породы и жесткости материала френды. Так или иначе, дрожащей рукой выхватываю еще одну френду, закладываю ее в ту же самую щель, затем нахожу рядом с большой щелью еще одну, узкую, и замолачиваю туда крюк. Комментарии, думаю, излишни. После карниза началась, так называемая, «основная щель». Снизу она смотрится как английская буква S, и потому ее также называют «долларом». Эта почти двухсотметровая расщелина должна вывести нас на «палец». Между «пальцем» и стеной, на заклиненной плите, двойка может устроить лежачий бивуак. Местами расщелина расширяется, превращаясь в камин или широкий внутренний угол. В этот день нам встретилось еще два карниза. Нижний удалось преодолеть свободным лазанием, верхний, почти у ночевки, лезли уже в сумерках, под ним – неприятный траверс по гладкой, сырой стене, шли с фонариком, на ИТО.

Выгребли на ночевку в темноте. Прямо перед носом, на стене висят аж три(?!) банки, и ни в одной нет записки. Действительно имеется плита, на которую можно втиснуть наш миниатюрный «Мармот». Частично она залита натекшим со стены льдом и засыпана снегом, так что еще около часа занимаемся расчисткой. Отколотый лед идет на переплавку. Поужинали и кое-как улеглись, руки гудят, в голове мелькают фрагменты стены, по которой сегодня лезли. Серега подсчитал, что работали 15 часов. Пытаюсь мысленно пройти расщелину еще раз, но, кроме отдельных участков, ничего не могу вспомнить. Видимо, где-то после первого карниза включился автопилот, и двести метров превратились для меня в одну длинную веревку…

29 июля.

Галки на ночевке
Галки на ночевке
Утром проснулись, морозец, ясно, нас атакуют галки. Вероятно, мы заняли их любимую полку. Кружат со всех сторон, усаживаются прямо перед носом, пронзительно и недовольно орут. Потерпите ребята - скоро мы свалим!
Сегодня Серегина очередь лезть – эта приятная мысль наполняет мой истощенный организм оптимизмом и новыми силами – в самый раз потаскать грузы! Серега выходит на полную веревку. Откуда-то издалека сверху доносится «самостраховка», я, не спеша, разбираю станцию, остаюсь на последнем крюке и жду команды «перила готовы». Начинается новый день нашей «восходительской одиссеи».
3-ий карниз R17-R18
3-ий карниз R17-R18
Через несколько веревок подходим под очередной ключ – карниз с замшелой и сырой подкарнизной щелюгой. Про свободное лазание можно забыть: все мокрое, и порода - труха, одним словом - полное гнильё. В ход идут «чудесные» крючки, забитые на сантиметр в глухую щель, сомнительные френды и стопера нулевых размеров, спаренные швеллера и прочие ухищрения, которые держатся в скале исключительно на нашей вере в них. Серега лезет медленно и осторожно – проверяет каждую точку перед тем, как нагрузить – приспускается на предыдущую, и плавно нагружает следующую. Все правильно - срываться здесь нельзя, под нами полка. Но вот карниз пройден, еще две веревки относительно простого лазания, и мы подходим под новый ключевой участок с интригующим названием «нависающий разрушенный пояс». Черт возьми, это восхождение похоже на многоуровневую компьютерную игру. У каждого уровня свое название и своя миссия в конце. «Карниз», «Разрушенный пояс»… - на каком мы сейчас уровне? На четвертом, пятом? И что там дальше? Сумеем ли мы пройти все уровни, а если нет, то найдется ли чудесный «транспондер», который перенесет нас, ну, хотя бы в начало игры? Хорошо бы кто-нибудь положил по дороге фишек со здоровьем и едой. И еще я бы не отказался пополнить свои «моральные» запасы… Тем временем Серега, затаив дыхание, преодолевает первые метры злосчастного разрушенного пояса. Нависающим его можно назвать с большой натяжкой, но стоит он вполне вертикально и сложен из мелкой, рассыпающейся плитки, которая, вдобавок ко всему, «смотрит» вниз.

3-ий карниз пройден
3-ий карниз пройден
В общем, одно неверное движение, и «до свиданья». Ближайшая щель, куда можно что-нибудь забить или положить, метрах в пяти от начала пояса, а эти первые пять метров проходятся «на зубах» - голимое ИТО на каких-то «щепках», а внизу опять, как назло, полка. Серега капается, и я уже начинаю с беспокойством думать, что мне, возможно, придется сейчас лезть – совершенно невыносимая мысль, и я даже сомневаюсь в своей способности. Я впервые чувствую отвращение к работе первым: видимо, наелся вчера. Однако Серега, сжимая зубы и «стальное» очко, наконец, долезает до трещины и закладывает вполне «взрослую» гексу на стропе. Тьфу, вот это пронесло! Еще около часа ИТО-мучений и 20-метровый пояс пройден. Мы перескочили на следующий «уровень»!

Разрушеный пояс
Разрушеный пояс
Спустя веревку нам встречается полка под нависанием, где может, полулежа разместиться полтора человека. Еще довольно рано, но я уговариваю Серегу вставать на ночевку здесь. В конце концов, мы так и делаем, предварительно провесив 50 метров перил по залитой льдом крутой расщелине выше ночевки. Сегодня работали 12 часов, но сил у нас явно меньше, чем вчера. Во второй половине дня шел снег, и похолодало. Погода, видимо, портится, хорошо бы завтра вылезти наверх и свалить до лагеря. Готовим ужин, пытаемся как-то устроиться на нашем маленьком островке сомнительного комфорта. Площадка представляет собой две наклонные плоскости с ребром посередине. Одна плоскость обращена к стене, другая в пропасть, так что лежать можно только на одной, а на второй – в лучшем случае сидеть. Решаем спать по очереди. Мне достается первый жребий, я устраиваюсь и уже начинаю кемарить, когда сквозь сон слышу Серегин вопрос: «Что у нас из обезболивающего в аптеке?» Медленно просыпаюсь и пытаюсь врубиться в происходящее. «У меня приступ «мочекаменной болезни», невыносимая боль» - объясняет Серый, пока я достаю шприцы и распаковываю «кетанов». «Такой уже был полгода назад – я тогда неделю пролежал в больнице, сказали – может повториться в любой момент» - продолжает он. «Прекрасный момент!» – думаю я про себя. У нас пять ампул «кетанова», я всаживаю подряд все пять. Про завтра даже думать не хочется. Обезболивающее прекратит свое действие и если приступ не утихнет, что мы будем делать? Да, здорово прилипли, ничего не скажешь. Мысль о спуске также безумна, как и мысль о продолжении восхождения. Под нами полкилометра стены, нависаний, карнизов – просто так не сдюльферяешь, над нами - 150 метров до «крыши», в том числе один серьезный ключевой участок – нависающее монолитное «пузо». Я с тоской представляю свое завтрашнее «соло-восхождение». Лезу первым, вешаю перила, спускаюсь за грузом, тащу баул,… черт побери, вот уж не мечтал о таком геройстве! Серега, несмотря на анальгетики, спать не может, стоит на четвереньках, я засыпаю беспокойным сном в полном расстройстве и неопределенности. Ночью иногда просыпаюсь от холода - холодно жутко, кочегарю газовую лампу, Серега всю ночь не меняет позиции – стоит раком.

30 июля.

Поднимаемся рано. Серый, собственно, и не ложился, но говорит, что идти может и даже попробует тащить груз. Зажумариваем на 50 метров, и еще метров через 25 подходим под нависающее пузо с большим черным подтеком. По мере приближения к «пузу», моё удивление и волнение возрастают. Чего-то я не понял – как тут вообще лезть? Первые несколько метров по 110 градусному нависанию уходит вправо вверх тонкая трещина, из нее торчит старая закладка – значит тут ходили. А может это просто чей-то «запил»? Потому что после трещины нависание продолжается в полный рост, но рельефа – ноль и следов никаких не видать. Да еще, если следовать описанию, надо лезть прямо по подтеку, иначе говоря, по ручью. Смотрю вправо-влево – там не лучше. Значит, делать нечего, лезу здесь. Прохожу на ИТО трещину, встаю в последнюю ступеньку лесенки, вытягиваюсь, насколько могу… И замечаю шлямбур над головой. С трудом достаю до него, вщелкиваюсь. Неужели это просто шлямбурная дорожка? А я-то боялся! Однако на деле все оказалось не так просто – шлямбура были скорее эпизодическим чудом спасения, так что пришлось совершить несколько скай-хучных перегонов по 2-3 хука. Хорошо, что приготовил заранее пробойник под дырочки - старые не найти, а ставить на гнилой рельеф – я бы тут вообще завис. «Пузо» закончилось, и я выполз на узкую длинную полочку, на которой, прижавшись к стене можно постоять и перевести дух. Здесь нужна станция: дальше по описанию 15-метровый траверс, с продергиванием по этой самой полочке. Самое место для шлямбура! Щель под ногами, из которой торчит старый короб, глухая, раскрытая и трухлявая, короб подозрительно шевелится. Несколько минут я борюсь с «этическими принципами», которые так любят мусолить теоретики альпинизма. «В этом месте шлямбур выглядел бы настолько логично и естественно», - рассуждаю я, - «что пускай хоть одна сволочь упрекнет меня за это!». Так что я достал PETZL и забил его в скалу, да простит меня мировая общественность! Пока я лез «пузо» и бил шлямбур, Серега чуть не сдох на своей висячей станции от усталости, холода и струящейся через ботинки воды, не говоря уже о том, что приступ болезни все еще продолжался. Я до сих пор не перестаю удивляться Сереге, как ему удалось выжить в этот день, и не просто выжить, а полноценно работать. Мы оба понимали – любой лишний день на стене, при ухудшающейся погоде и малом количестве газа и продуктов – большая угроза безопасности. После траверса скалы упростились, и вскоре вывели нас на огромную полку, от которой до крыши оставалось 50-метров сложного и скользкого лазания по обледенелому камину. Тут погода начала резко портиться, пошел мокрый снег хлопьями, задул неприятный холодный ветер, но мы уже понимали и чувствовали – все главные трудности позади, и это придавало нам силы. Наконец мы выползли на крышу. Несколько странных веревок по обледенелым плитам, в кошках и при отсутствии какой-либо страховки, и вот мы на гребне. Время 16.00, до вершины 500 метров несложных скал, но погода – полная жопа, и Серега на последнем издыхании, я, впрочем, тоже. Видим шикарную подготовленную площадку. Единогласно принимаем решение – ночуем здесь.

31 июля.

После ночевки на гребне
После ночевки на гребне
На спуске
На спуске
Утром просыпаемся, лежим, слушаем погоду. Сегодня можно не торопиться – время есть, так как спуск с вершины простой. За бортом идет снег, все кругом затянуто туманом. Решаем ждать, может туман развеется. Серегу, наконец, отпустило. То есть приступ длился двое суток.

На гребне Парандаса
На гребне Парандаса
Видимо в экстремальных условиях организм «давит» свои болячки быстрее. Пишем записку, что бы на вершине не тратить силы. Серега записывает: «совершили восхождение такие-то, тогда-то, погода ОЧЕНЬ ПЛОХАЯ, ПУРГА». Я говорю: «Серый, ты где видишь пургу?». «Ну, нет, значит, будет» - спокойно отвечает мой товарищ. Что тут ответишь? В 11.00 ждать нам надоело, тем временем погода стала еще хуже. Почти три часа мы продирались по заснеженным скалам гребня III кат. трудности. Спасали только кошки. А когда мы уже стояли на вершине Парандаса, Серегина записка сработала на все 100 – разыгралась жуткая пурга, да еще электричество начало зашкаливать, так что каски загудели.

Мы положили в тур злосчастную записку, кое-как, держа аппарат на вытянутой руке, сфотографировались и сделали оттуда «ноги» подобру-поздорову, пока не шарахнуло.

Спуск до осыпи занял два часа, а к ужину мы были в лагере, где нас ждали с победой наши главные болельщики - Серегина жена и Руфина Григорьевна, а также праздничный торт, испеченный в подарок девчонками с кухни.

Вот и вся история про наше восхождение, столь же необычное, грандиозное и памятное, сколь и рядовое, рутинное и не стоящее упоминаний в анналах исторических трактатов.

Денис Вейко,
г. Санкт-Петербург

 
 
  содержание раздела

 
 
новости | база артуч | база алаудин | экскурссии | история | визбор | документы | радиосвязь | снаряжение | галереи | статьи | кунсткамера | forum  
2005-2014 ФАНЫ.РУ 
ver.2.0 DESIGN©V-STUDIO 

Лёгкая покупка автодомов в московской области и другая полезная информация для автопутешественников. ТрэвелАвто - жизнь за рулём.
Яндекс цитирования Автодома и караваны
Я путешествую с прицепом! Я путешествую с прицепом!
Отели Турции, детский отдых Экстремальный портал VVV.RU Активный отдых. Пассажирские перевозки, байдарки, поход Крым, сплав на байдаркахACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых